Как в нашей жизни появились штаны или брюки

Хаки, штаны, карго… Нет, легинсы — это не брюки. И джегинсы также!

Как-то летом 2011 года я шел вниз по 42-й улице, и в глаза мне ринулась витрина магазина «Гэп» (Gap), находящаяся прямо наоборот строения «Конде Наст Пабликейшнз» (в течении семь дней) (где находятся конторы разных изданий, включая «Вог»). На женские манекены были надеты брюки, каковые возможно обрисовать лишь словом «трико», и рубахи и жакеты. Через всю витрину шел слоган: «Легинсы — альтернатива джинсам».

Вы, возможно, понимаете, что я чту законы, но мне захотелось разбить ту витрину либо баллончиком внести исправления в надпись.

Ни за что легинсы — а иными словами трико — не являются «альтернативой джинсам». Трико — альтернатива обнажённым ногам либо колготам. Оно не заменит простые брюки.

Легинсы в полосу, 1987 год.

Чем легинсы отличаются от брюк

К счастью, один умный блогер создал блок-схему, озаглавленную так: «Ношу ли я брюки? Тест для девушек, разрешающий не допустить синдром ВДБШ (выхода из дома без штанов)». Среди главных вопросов девушкам предлагалось ответить на следующее о собственных «штанах» перед выходом из дома: «Имеется ли у них карманы?», «Возможно ли в них пойти на йогу?», «Сообщите честно, на вас эластичные легинсы из ткани под джинсу?».

Подведение итогов смотрелось так: «Фу, на вас трико!» либо «Ура, возможно, на вас брюки». Я рад был выяснить, что я не единственный, кого шокирует мода на штаны-трико.

Что касается мужского гардероба, то легинсы и джегинсы не так очень сильно его заполонили, но вследствие этого, в случае если мужчина все-таки их надевает, они смотрятся на нем намного страшнее. в один раз меня пригласили на вечернее ток-шоу с Конаном О’Брайеном, и мы продолжительно с ним говорили об данной тенденции. Что страно, на следующую передачу Конан пришел — предугадайте в чем — в джегинсах!

Он здорово над всеми подшутил, но, к счастью, как мне известно, больше он джегинсы ни разу не надевал.

Как жаль, что, не обращая внимания на славную историю развития как мужских, так и женских брюк, простые штаны из неэластичной и неджинсовой ткани сейчас так непопулярны. Я сообщил, мужских и женских, по причине того, что классическое представление, что мужчины должны носить брюки, а дамы — юбки, не весьма соответствует истории. Кроме того близко не есть правдой да и то, что первыми женскими штанами стали созданные в девятнадцатом веке блумерсы.

Слышали ли вы о блумерсах?

Поверите ли вы, что за всю историю дамы, пожалуй, носили штаны чаще, чем мужчины?! В большинстве восточных государств мужчины носили балахоны, а дамы — брюки. В Греции изначально все одеяния были в стиле унисекс. В то время, когда в шестом веке до нэ персы одержали победу над вавилонянами, последние приобщились к штанам в стиле унисекс.

Как пишет Квентин Белл, русский императрица Елизавета Петровна (правившая с 1741 по 1762) гордилась собственными прекрасными ножками, огорчаясь, что вынуждена постоянно скрывать их под юбками. Эту проблему она решила так: устраивались балы с видоизменениями, на каковые дамы приходили в штанах, а мужчины — в кринолинах. Брюки очень красили ее фигуру, но все другие ощущали себя несчастно, потому, что смотрелись далеко не так прекрасно по окончании «видоизменения». «Может, все и началось с шутки, — пишет Белл, — но в итоге превратилось в чудовищно неинтересное мероприятие».

С учетом таковой продолжительной истории, я удивлен, из-за чего дамы в штанах позвали так сильное осуждение в девятнадцатом веке.

В большинстве случаев создание женских штанов приписывают Амелии Дженкс Блумер из Нью-Йорка, но не в этом ее главная заслуга. Прежде всего она была активисткой по борьбе с пьянством. В первой половине 50-ых годов XIX века Блумер напечатала статью в феминистическом издании «Лили» (Lily), что сама и редактировала, где предлагала ввести в женскую моду собственного рода «турецкий костюм», складывающийся из широких брюк, собранных в лодыжке, и маленькой юбки.

Амелия Блумер вместе с одной собственной подругой стали носить такие шаровары с юбкой по примеру еще одной их неспециализированной подруги госпожа Миллер, во второй половине 40-ых годов XIX века заметившей подобную рабочую одежду в религиозной общине «Онейда» (Oneida).

Наименование «миллер-сы» звучало не так забавно, как «блумерсы», так что редактор газеты «Трибюн» (Tribune) Хорас Грили, давший наименование этим штанам, выбрал последнее, высмеивая их в собственных статьях. Госпожа Блумер натягивала брюки с юбкой на собственные лекции о вреде алкоголя, но ее так нещадно дразнили, что, в итоге, носить их она прекратила. В то время, когда годы спустя подобный предмет одежды возвратился, приняли его значительно теплее, причем наименование «блумерсы» за ним сохранилось.

Блумерсы, 1851 год.

Но Амелия Блумер (да и ее подруга госпожа Миллер) не дожила до дня, в то время, когда ее имя всецело реабилитировали.

Из истории женских брюк

В начале прошлого века модницы время от времени носили шаровары, благодаря вечерним костюмам Поля Пуаре, созданным по мотивам костюмов из Русских сезонов. В то время, когда закончилась Первая мировая, богатые американцы стали носить французские вечерние костюмы в послеобеденные часы, отправляясь, допустим, на коктейль. (Кстати, вы знали, что традицию выпивать коктейли в определенное время завели американцы?

Один-ноль в отечественную пользу!) Как раз для этого французские модельеры, к примеру Шанель и Вионне, создали широкие штаны-палаццо, жакеты и шёлковые топы с запахом. В осеннюю пору 1966 года Норман Норелл придумал пижаму с блестками, идеально подходящую чтобы провести время за коктейлем. В следующий раз, торопясь по окончании работы в ресторан на «радостные часы», представьте, что вы в одном из этих костюмов!

В 1940-х не по времени современный модельер Элизабет Хоз старалась ввести моду на женские штаны. Причем она сама подавала дамам пример.

На протяжении Второй мировой войны Хоз закрыла ателье по пошиву одежды на заказ, устроившись на завод и в левую ежедневную газету «Пи-Эм» (РМ) вести собственную колонку. Одна из ее статей была озаглавлена так: «Девушки в слаксах радуются вовсю на Кони-Айленде».

В большинстве случаев женские штаны 40-х и 50-х годов имели посадку по талии — тогда штанов с заниженной талией еще не существовало!

Самыми популярными в 1950-х были штаны-сигареты с широким поясом со шлевками. Их носили с узким ремешком.

Штаны-палаццо прижились лучше, чем штаны-сигареты.

Они и сейчас выигрышно смотрятся. На мой взор, они скорее нарядные, чем повседневные. Дополнить широкие штаны-палаццо возможно узким верхом.

Сложно сообщить, куда их возможно надеть сейчас, но где они совершенно верно будут к месту, так это в ресторане за бокалом коктейля, для чего они изначально и создавались.

Представьте себе мужчину без штанов

Одни из самых первых мужских брюк относятся к 550 году до нэ. Их носили в Персидской империи.

А по-настоящему элегантные мужские штаны показались во Франции в первой половине 17 века. Узкий фасон и завышенная талия визуально удлиняли силуэт.

Нам как мы знаем, что в 1850-х, а после этого и в 1940-х годах дамы в штанах приводили к осуждению окружающих. Но знали ли вы, что не только у женских, но и у мужских штанов все складывалось не безоблачно?

В частности, с 1700-х годов в обществе озаботились тем, что мужские штаны через чур легко снимаются. Изначально они застегивались спереди на пуговицы и прикрывались долгим жилетом, но, в то время, когда в первой половине 60-ых годов XVIII века жилеты стали меньше, такую застежку поменяли на «откидной клапан» — планку, застегивающуюся по бокам. Приблизительно в 1840-м откидной клапан на вечерних штанах поменяла ширинка на пуговицах. Но больше всего пощекотала нервы общественности застежка-молния, потому, что она весьма легко расстегивалась. Частично исходя из этого потребовалось так много времени, дабы она вошла в моду.

Актриса Долорес Грей в своей квартире в штанах с завышенной талией, 1950-е годы.

Модели для отдыха, включая штаны-палаццо, 1932 год.

В то время, когда показались брюки на молнии

В 1890-х коммивояжер с американского Среднего Запада Уиткомб Джадсон придумал застежку-молнию для обуви. Самые изобретатели и разные предприниматели трудились над аналогичной конструкцией, но кроме того в 1920-х годах молнии употреблялись только на резиновых галошах, мешочках и поясных кошельках для табака.

Приблизительно в эти же годы компания «Б.Ф. Гудрич Раббер Кампани» (B.F. Goodrich Rubber Company) внесла предложение для нового типа застежки наименование «светло синий». Но перед тем, как молния показалась на одежде, прошло еще лет десять.

В собственной коллекции одежды 1935 года Эльза Скиапарелли применяла молнии и как застежки, и как украшения. Во второй половине 30-ых годов XX века Эдуард Молине приспособил молнии на собственные пальто узкого силуэта. К концу 1930-х годов мужские высококлассные портные стали использовать их в качестве застежки для ширинки, и лишь после этого молния показалась на готовых штанах. К 1950-м она уже превратилась в главный вид застежки на штанах.

В книге Эрики Джонг «Ужас полета», написанной в первой половине 70-ых годов XX века, в первый раз появляется термин секс «нараспашку» либо «случайный секс». Его она растолковывает так: «В то время, когда вы видитесь, одежда распахивается и опадает, как лепестки роз, нижнее белье исчезает, как пушинки одуванчика, от одного дыхания».

И как раз по причине того, что молнию спереди возможно так скоро расстегнуть, в случае если дамы в 1940-х и 1950-х и надевали штаны, то лишь с застежкой сбоку.

Молния спереди считалась через чур провокационной. В некоторых государствах Европы впредь до 20 века принимались законы, запрещавшие дамам носить брюки на мужской манер: «Дамы, желающие носить мужские штаны, должны, так, зашить ширинку и переставить молнию в боковой шов». Сейчас большая часть брюк выпускается как раз с застежкой-молнией.

В целом оптимальнее сидит такая хорошая модель, штанины которой ниспадают прямо от самой широкой части бедра, не рас-клешаясь и не сужаясь.

С таким фасоном точно не прогадаешь.

Что касается линии талии, то существует три главных типа посадки: высокая, низкая и средняя. В случае если ваши бедра шире талии, в большинстве случаев прекрасно сидят брюки с заниженной талией.

Но, само собой разумеется, никому не нужно обнажать пузо.

Избегайте брюк со складками

Сейчас поболтаем о складках.

Тут я упорно заявляю: ни при каких обстоятельствах. Сравнительно не так давно я зашел в фирменный магазин «Брукс Бразерс» (Brooks Brothers), дабы приобрести новый смокинг. На вешалке висел превосходный костюм из шерсти средней плотности.

Мне в нем понравилось все, но, в то время, когда я его примерил, оказалось, что штаны в складку. Я попросил модель без складок. Мне ответили, что в наборе к смокингу идет единственный вариант штанов — со складками. Без складок возможно подобрать лишь отдельные штаны под смокинг, но все они сшиты из значительно менее шикарной ткани.

— Из-за чего у вас лишь штаны со складками? — задал вопрос я.

— Такие предпочитают отечественные клиенты, — ответил продавец.

— Не нужно носить штаны со складками! — настаивал я. — Так им и сообщите!

В итоге я приобрел сам смокинг и брюки раздельно, из менее изысканной ткани.

Я не могу складки. По мне, это как разгуливать в резиновых сабо компании «Крокс» (Crocs).

За счет складок места в талии думается больше, и многие уверены в том, что если они полные, то как раз такие штаны им и необходимо носить. Они не правы!

Складки созданы не чтобы скрыть пузо, поскольку сам пояс штанов все равно не тянется. В действительности, они лишь визуально увеличат талию за счет лишней ткани. Вправду, кое-какие полные мужчины обожают штаны со складками, поскольку те разрешают легче засовывать руки в карманы. Вообще-то я считаю, что не следует через чур много всего класть в карманы, но я уважаю персональный выбор каждого.

Пара слов об отворотах на штанах

Сейчас об отворотах, достаточно новой придумке. Считается, что их ввел король Эдуард VII. Произошло это во второй половине 19 века, в то время, когда он завернул брючины, дабы не испачкать их в грязи, и все посчитали это актуальным.

На штанах от парадной военной формы либо костюма для праздничных случаев ни при каких обстоятельствах не бывает отворотов. В остальном же — это дело вкуса. Мне не нравятся отвороты ни на женских, ни на мужских штанах: мне думается, они визуально укорачивают длину штанов, выглядят не так современно и более повседневно. Любой мужчина, осознающий, что не так высок, ни за что не должен носить брюки с отворотами. В них ноги кажутся еще меньше.

Супруг моей сестры обожает отвороты на всем. Я также раньше довольно часто их носил, но сейчас они кажутся мне старомодными. Помимо этого, они притягивают внимание к нижней части костюма, а это значит, вы неизменно должны смотреть за тем, дабы ботинки у вас были начищены!

Действительно, я осознаю, из-за чего некоторым нравится подчеркивать нижнюю половину брючин: они уверены в том, что отвороты разрешают штанам лучше сесть.

Так ли уж штаны консервативны

В большинстве случаев, на данный момент штаны считаются более консервативным и формальным предметом одежды, чем джинсы. Таковой перекос случился во второй половине 60-ых годов двадцатого века, причем, в то время, когда между джинсами и брюками разверзлась пропасть, я был не на той стороне.

В личной школе, в которую я тогда ходил, организовали выездную экскурсию на Вудстокскую ярмарку искусств и музыки. Вшестером, все в лоферах «Уиджунс» (Weejuns), серых фланелевых штанах и светло синий спортивных куртках с эмблемой школы, мы уселись в фургон. Меня это мероприятие интересовало скорее в культурном, нежели в музыкальном отношении. В итоге, я тогда обучался хорошей игре на пианино, и чуть ли я имел возможность его услышать на нечистой ферме Макса Ясгура.

Приехали мы к концу дня. Автомобилей на дороге было немерено. Шагая по полям, я постоянно думал , как все это нелепо.

Люди были везде, на сотнях акров почвы. Мне не нравятся толпы, исходя из этого я не спускал взор с фургончика. И вдобавок я пробовал не обращать внимания на то, как около было грязно. Ботинки мои в тот же час испортились.

Моему соседу по помещению по-настоящему хотелось в том направлении отправиться. По его выговору было слышно, что он вырос на фешенебельной улице Парк-авеню. И вот, на протяжении отечественной прогулки по ферме, он подошел к группе развалившихся на земле хиппи, забалдевших от марихуаны, кислоты, алкоголя и всего для того чтобы другого, и со своим аристократичным выговором сказал: «Какая у вас очаровательная собачка!»

Это была не собачка. А ребенок.

Я схватил Джима за руку и сообщил: «Идем из этого».

Так и закончилась отечественная двухчасовая экскурсия на фестиваль «Вудсток». Возвращаясь обратно в Коннектикут, в отечественных забрызганных грязью фланелевых штанах, мы ощущали себя подавленно.

«В том месте не так уж здорово, да?» — сказал один из моих одноклассников. Никто толком не знал, что ему ответить.

В случае если поразмыслить, я рад, что в том направлении съездил. Не обращая внимания на то что это историческое событие мало отношения имело ко мне, оно было крайне важным. В то время я не знал, что фестиваль станет переломным моментом для отечественного поколения.

Но я осознавал, что мы с однокашниками не ощущали бы себя полностью не к месту, будь мы вместо школьной формы в джинсах-колоколах.