С чем связана слава Никербокера

Литератор из США Вашингтон Ирвинг создал персонаж по имени Дидрих Никербокер и применял его имя как псевдоним для книги "История Нью-Йорка", размещённой в 1809 г. Никербокер описывается как выходец из семьи голландских поселенцев в американской Новой Голландии, так, он есть "новым" йоркцем.

Иллюстрации к книге делал живописец-карикатурист Крукшенк. Он изобразил мужчин "семьи Никербокер" одетыми в широкие бриджи, завязанные либо затянутые ремешками у колен в классической голландской манере.

Обстоятельство популярности Никербокера

Бриджи (по-английски knickerbockers) завладели воображением людей и неспешно стали частью гардероба у аристократии среднего и мужчин класса — для занятий спортом. К 1860-м кое-какие практичные дамы начали надевать такие же предметы туалета под собственные огромные кринолины на протяжении таких активных занятий, как "садоводство, прогулки и продолжительная ходьба по горам".

Несчастные случаи

Из "Воспоминаний" лорда Каули, 1855 г.:

Донесение отечественного посла в Париже о визите короля Виктора Эммануила. Лорд Каудрей информирует о том, что на протяжении национального приема одна из фрейлин имела несчастье споткнуться о собственный кринолин и упасть вниз головой на глазах у всей императорской свиты, по окончании чего король в восхищении вскрикнул, обращаясь к императрице: "Я радостен видеть, Ваше Величество, что ваши фрейлины не носят les calecons и Врата Рая неизменно открыты!"

Из письма, написанного достопочтенной Элеонорой Стэнли, фрейлиной, королеве Виктории в 1859 г.: "Я слышала, что последним веянием моды среди "легкомысленных" дам стало ношение "бриджей"…" И потом она обрисовывает, как герцогиня Манчестерская, через чур быстро пробираясь через ограждение на протяжении игры в "собак и зайца", "…зацепилась обручем кринолина и полетела прямо вверх тормашками, не устояв на ногах, так что кринолин и все нижние юбки были у нее на голове. Говорят, что это было что-то невиданное, — и остальные женщины кроме того не знали, радоваться либо печалиться по тому предлогу, что в качестве нижнего белья на ней были надеты клетчатые алые бриджи, каковые имели возможность лицезреть все находившиеся по большому счету и герцог Малокофф в частности".

Последующее замечание упомянутого выше герцога: "Ma chere, cetait diabolique!" — представляется в полной мере уместным.

Слово "панталоны" вошло в обиход к концу 1870-х. На жаргоне женской моды финиша xix в. слово "панталоны" обозначало предмет нижнего белья с закрытой ластовицей, действительно, позаимствованный из мужского гардероба, почему сначала их обладательница рисковала собственной репутацией "подлинной леди".

Это заимствование, сначала считавшееся легкомысленным, стало после этого актуальным и в итоге в полной мере обычным.

Сила слова такова, что кроме того на данный момент, по окончании более чем много лет потребления, слово "панталоны", нежданно сказанное перед неподготовленной аудиторией, все еще создаёт большой эффект.

Прекрасная пара панталон, просторно скроенных, весьма изящно сшитых вручную из батиста лучшего качества, с белыми и мелкими складками кружевными оборками на штанинах, была отложена как часть шепетильно отобранного приданого невесты в 1885 г. Эти панталоны застегивались сейчас по-новому — сбоку на пуговицы, — но у них все еще имелись завязки, дабы хорошо затягивать их на талии. Инициалы владелицы вышиты на передней части этого предмета туалета, сохранившегося как самый красивый пример классических викторианских панталон.

Главная часть одежды, составляющей музейные и частные коллекции, попала в том направлении от представителей самый богатых слоев населения. У этих людей были деньги на место множества и покупку одежды для ее хранения. Бедные же слои, рабочий класс XIX и ХХ вв., надеялись на блошиные рынки, подержанную склады и одежду старьевщиков. В беднейших семьях нижнего белья не было вовсе либо, в лучшем случае, оно было все залатанное и изношенное.

Для матери и жены, могшей управляться с иголкой и учившей собственных дочерей шить, хорошим источником материала имели возможность помогать хлопчатобумажные мешки из-под муки, риса и сахара. Эти мешки кипятились добела, а после этого употреблялись для того чтобы изготовить нижнее бельЁ. Такая практика была распространена впредь до Второй мировой.

Тут были и собственные недочёты. Мальчишки на улице выкрикивали дамам вслед: "Рисовые мешки!" Но самым унизительным было то, что довольно часто фабричное клеймо либо отметки о весе, выполненные несмываемыми чернилами, отказывались отстирываться всецело. Пожалейте девочек (и мальчиков), каковые вынуждены были мириться с "28 фунтами просеянной кондитерской муки", сияющими у них на ягодицах.

Кондитерская мука от "Терберс сноуфлейк"

Масса нетто: 5 фунтов

Нет ничего, что доставляло представителям высших слоев викторианского общества для того чтобы наслаждения, как возможность запечатлеть собственный имя где бы то ни было, а лучше — везде.

Они трепетно обожали маркировальные чернила и неизменно их применяли. Чем более образцовым было хозяйство, тем больше тратилось чернил. Нижнее белье следовало помечать инициалами обладателя, потому, что в большом хозяйстве довольно много белья проходило через прачечную. Или в доме имелась собственная прачечная, или местная прачка собирала, стирала, крахмалила, гладила и возвращала белье.

Именем обладателя довольно часто помечалось "лучшее" белье.

У девушки, достигшей брачного возраста, готовившей себе приданое, время от времени получалось два комплекта инициалов — с девичьей фамилией и с фамилией, которую она должна была взять при замужестве. А вдруг имелся вензель либо герб — тем лучше.

Компания "Дж. & Дж. Кэш лимитед" в Ковентри изначально создавала и реализовывала тесьму, но с упадком торговли тесьмой, начавшимся в 1860 г., они стали производить оборки для наволочек и нижнего белья и все разновидности вставок и пришиваемой каймы. В 1889 г. им пришла в голову мысль изготовления персональных тканых именных ленточек, каковые возможно было заказать в галантерейных отделах магазинов мануфактурных товаров.

Эти именные ленточки — броское напоминание о школьных годах. Магазины, такие как "Фредерик Горриндж" на Бекингем-Палас-роуд, предлагали клиентам, получавшим у них школьную форму либо белье для приданого, дополнительную услугу — пришивание именных ленточек.

Пара хлопчатобумажных панталон из моей коллекции, сшитых вручную в 1860-е, имеет на себе именную ленточку от "Кэш", пришитую, по всей видимости, лет через 30 по окончании их изготовления, — подтверждение надежного качества, которого ожидали от нижнего белья Викторианской эры.

Юные дамы 1890-х неудержимо двигались вперед, несмотря на сопротивление разъяренного старшего поколения, и облачались в актуальные костюмы с бриджами. Это было поколение Новых Дам, надежно устроившихся на собственных "надёжных" велосипедах и неистово спешивших, крутя педали, в двадцатое столетие.

Лучшее образование, больше прав в мире мужчин, зачатки контроля за рождаемостью — все это было им в помощь.